Группа «Документальный театр»

Группа «Документальный театр»

На 2 смене ( 4.07-14.07 2013)  в семейном лагере «Берегиня» начинает работу группа «Документальный театр» под руководством  режиссера Андрея Мая.

        Участники лагеря, желающие работать в группе,  должны взять с собой ноутбуки и диктофоны (у многих диктофон есть в мобильном телефоне).

Участники группы с 9.07.-13.07 2013 проходят  актёрский и речевой тренинги. Их проводит актриса театра и кино Марина Куклина, преподаватель сценической речи в театральном университете Карпенко-Карого.

Блиц-интервью с Андреем Маем (по материалам газеты «Бизнес»)режиссер Андрей Май

“Живая речь оказалась намного интереснее, чем пьесы”, —говорит режиссер Андрей Май.

— Почему вы отказались от традиционного режиссерского театра в пользу документального?

— Я работал в основном с современной драматургией, с текстами, сильно отличающимися от тех, что начали появляться даже сейчас. Параллельно мы с коллегами в 2008 г. начали работать с verbatim — собирали интервью у людей, говорили с ними на весьма простые темы.

Мы не знали, что с этим материалом делать, но истории людей, их живая речь оказались намного интереснее, чем пьесы, с которыми мы имели дело. Ведь простые и одновременно сложные истории были не только о них, но и о нас самих.

А главное — они были очень честными. Это не созданный в голове драматурга и оторванный от жизни рассказ. Благодаря этим постановкам возможен контакт со зрителем, достигается невероятный эффект, что под силу не всем драматическим текстам.

Эти эксперименты стали толчком для дальнейшего изучения документального театра. В Херсоне была создана театральная мастерская “Центр им.Вс.Мейерхольда”, она открылась постановкой “Молодость и старость”.

Непрофессиональные актеры, непрофессиональные журналисты, один профессиональный социолог и я, только окончивший режиссерский факультет, — вот ее состав.

Мы говорили с молодыми людьми о старости, а со старыми — о молодости. Потом я уехал учиться в Москву и там узнал о “Театре.doc”, сотрудничал с ними в некоторых проектах.

Еще попал на семинары Royal Court в Москве, в Киеве, а позже стажировался у них в Лондоне. По возвращении домой я отправил несколько проектных предложений нашим театрам. Откликнулся театр в Черкассах. Так появился “Город на Ч.” .

Параллельно мы активно работали в этом направлении совместно с “Цент­ром им. Мейерхольда” и создали семь спектаклей в жанре verbatim: “Качели”, “Я помню, как Ленин умер”, “Домино на идиш” и др.

— Как работают актеры с документальным материалом?

— У актера появляется живой человек и живой текст, с которыми он не знает, как работать. Приходится открывать себя заново. Лучше всего это получается, если актер сам собирает материал, берет интервью.

Он видит конкретного человека, знает его, чувствует драматургию его жизни. И у него появляется ответственность за человека, которого он играет, выходя на площадку. Мне кажется, актеры этого лишены — ответственности за то, что говоришь от чьего-то имени.

Работа с документальным материалом требует полного погружения, полного растворения в персонаже, честности по отношению к себе. Многие актеры, с которыми я имел дело, говорят: “Мы понимаем, что вам нужно, но не знаем, как это сделать. Мы так не работали”.

Но со временем у них получается общаться и говорить на сцене, а не изображать. Это просто новый, совсем другой способ существования актера.

— Справедливо ли считать, что verbatim, обработанные тексты в исполнении актеров, менее “документален”, чем то, что делает Rimini Protokoll, работая на сцене с обычными людьми?

— Конечно, Rimini Protokoll делает очень сильные вещи, и их методы тоже хочется попробовать. Это смена представления о том, что есть театр, кто есть кто в нем. Для украинского театрального пространства это неизведанная территория. И боюсь, что она еще долго будет оставаться для нас закрытой.

Но и мы стремимся к тому, чтобы сделать из зрителя не пассивного созерцателя, а активного деятеля. В наших спектаклях предусмотрены ситуации, когда зритель, например, может подключиться к диалогу актеров.

Метод verbatim позволяет достичь некоего терапевтического эффекта, особенно это заметно в работах Rimini Protokoll. После спектакля “Город на Ч.” я получил целый ряд предложений сделать что-то подобное в других городах. Значит, verbatim востребован.

 

Документальный театр многие ассоциируют в первую очередь с документальным кино. И почти не ошибаются, ведь это самая доступная аналогия для понимания творческого метода, завоевывающего все большую часть театрального пространства.

Документальный театр отказывается и от художественного вымысла драматурга, и подчас от актеров — обычные люди, поработав с режиссером, рассказывают со сцены свои истории и делятся проблемами.

Иногда даже сама сцена условна, так как документальный театр все чаще выходит на улицы, в офисы, в больницы, на исторические руины — настолько далеко, насколько хватит фантазии режиссера. Документальный театр разнообразен.

Есть более простая его версия — чистый verbatim (с лат. — дословно), суть которой в том, чтобы вложить в уста актерам настоящие, неотредактированные слова героев, собранные в виде интервью.

Начало формы

Домашний продукт

Фестиваль открылся эскизом документального спектакля, который подготовил херсонский режиссер Андрей Май со студентами актерского факультета Киевского национального университета театра, кино и телевидения. “Киевский торт”, на первый взгляд, — собрание интервью с рядовыми жителями столицы.

С помощью режиссера тексты были выстроены в определенном порядке, создающем и поддерживающем динамику и внутренний сюжет, что позволяет назвать работу наблюдением
за жизнью.

Еще одна история от Андрея Мая, “Город на Ч.”, повествует о молодой девушке, которая вместо Чернигова оказалась в Черкассах. Она отправилась искать своего парня, а встретила много разных людей.

Драматургическим материалом служат интервью со всеми этими людьми. Актеры произносили со сцены самые настоящие слова из народа, подчас слишком откровенные, грубые и даже сопровождали свою речь матерными конструкциями.

Примечательно, что “Город на Ч.” есть в репертуаре Черкасского академического областного украинского музыкально-драматического театра.

Интервью Андрея Мая: О творчестве

Интервью Андрея Мая: О современной драматургии

Без комментариев

Напишите ответ